Интернет-магазин
Корзина покупок Ваши покупки:
(нет покупок)
регистрация
забыли пароль?
Разделы
Аудиокниги (2)
Видео (DVD) (10)
Журналы
Книги (483)
Книги на CD и DVD
Развивающие и обучающие игры
Электронные книги (1)
Полный список товаров
Производители
Новые поступления
Миролада и Славомир Гулеватые. МОЛВАРЬ. Славянские молитвы, славы и заговоры.
Миролада и Славомир Гулеватые. МОЛВАРЬ. Славянские молитвы, славы и заговоры.
295 руб.
 
Новинки
Рекомендуем
Новости
Отзывы
Скидки
Статьи
Контакты
Свяжитесь с нами
Сенсационная книга-ОТКРЫТИЕ!

ИНТЕРВЬЮ,

взятое Светланой Николаевной Удаловой,

директором издательства "БЕЛЫЕ АЛЬВЫ",

у Владимира Германовича Карельского,

автора новой сенсационной книги-Открытия

"Философия и физика континуума", недавно вышедшей

в издательстве "Белые альвы"

СН: Мы беседуем с Владимиром Германовичем Карельским, автором книги, которая только что вышла из печати. Эта книга очень необычная. Во-первых, оригинальное название: "Философия и физика континуума". Соединение гуманитарной науки и точной. Во-вторых, она написана так, что заставляет поверить в нерушимый союз между физикой и лирикой. Что в Вашей книге? Это научный труд, научно-популярное произведение или научная фантастика?

ВГ: Прежде всего, в моей книге представлена шокирующая информация по ряду актуальных научных проблем. Предлагать такую информацию "прямо в лоб" нельзя – сразу не поверят. Поэтому пришлось эту информацию несколько завуалировать, чтобы усыпить бдительность научной инквизиции и сделать материал, скажем так, более читабельным. В результате книга получилась действительно очень разнообразной и богатой по содержанию. Тут и философия, и физика, и лирика, и эзотерика, но за всем этим глубокая плодотворная научная идея. Эта идея привела к созданию теории Континуума. Она-то и стала главной "изюминкой".

СН: Что, как Вы считаете, будет шокировать читателей в Вашей книге?

ВГ: Правда, прежде всего. Правда – это страшная сила. В моей книге показано, что многие общепринятые и общепризнанные взгляды слишком расходится с правдой, поэтому, я не сомневаюсь, у этой книги будет очень сложная судьба.

СН: Вас не смущает, что сейчас много придумывают разных невероятных теорий, но официальная наука воспринимает их только в штыки? А у Вас тут и про законы Ньютона, и про теорию относительности, и даже о чёрных дырах написано…

ВГ: Да, я замахнулся на самое "святое" – фундаментальные основы. Но в этом нет ничего плохого. Наука нуждается в постоянном обновлении и развитии. Я не разрушаю научные основы, а укрепляю их, не ниспровергаю Эйнштейна и не придумываю ничего вульгарно. Просто делюсь новым знанием, в свете которого одни идеи великих ученых получают развитие, другие – пришлось отбраковывать. Мне удалось реабилитировать некоторые научные идеи, которые были когда-то отвергнуты или не поняты до конца. Например, идею Менделеева о "нулевом" элементе его таблицы. И еще, добавлю, я всегда подчеркиваю: людям не дано писать законы природы – эти законы существуют сами по себе, независимо от наших хотений. Счастлив тот, кому удалось разглядеть тот или иной закон в окружающем Мире.

СН: Хорошо! Тогда скажите, чем Вас не устраивает теория относительности? Что Вы в ней нашли такого, зачем понадобилось её перекраивать?

ВГ: Теория относительности не устраивает не только меня! Очень многие учёные, причём самого разного толка, критикуют эту теорию. Ведь она построена не на доказательствах, не на фактах, а на постулатах и априорности. Приведу Вам такой пример. Открываем учебник для университетов, написанный известным академиком, и читаем: "Источником гравитации является 4-мерный тензор", то есть – математическое выражение (!). И это – не единичный, а типичный пример! Таких примеров множество. А результат – несколько поколений ученых пользуются совершенно искаженными представлениями, даже не пытаясь в них разобраться. В учебниках так и пишут: ничего понимать не надо! Более того, любая попытка что-то понять, разобраться воспринимается как признак непрофессионализма и невежества!

СН: У Вас есть другой подход?

ВГ: Да, я придерживаюсь строгого классического подхода. Если нужно разобраться в непонятном явлении, решить какую-то задачу, то я начинаю с физической модели, сначала объясняю суть явления, а потом нахожу аналитическое решение. Если после подстановки надежных, проверенных данных получается правильный результат, можно бить в литавры. Если результат не сходится – нужно начинать всё с начала, искать ошибку, и так до победы.

СН: Интересно, Вам удалось добиться победы в случае той же теории относительности?

ВГ: Конечно! Ведь теория Континуума родилась из теории относительности. Мне удалось заглянуть в самую суть Пространства и Времени, что и привело к потрясающим результатам. Например, оказалось, что гравитационная постоянная – это никакая не константа. Сама гравитация вызвана, конечно, не тензором, а свойствами ядерной материи. А материя образована не кварками и не бозонами, а электронами и позитронами. Причём формирование материи происходит по законам симметрии и совершенства, которые известны ещё со времен Платона. Мне удалось проследить всю топологию образования материи от невесомых виртуальных частиц до элементов первой группы таблицы Менделеева. При этом удалось объяснить многие загадочные, непонятные факты и пришлось развенчать некоторые общепризнанные теории, например, теорию электрослабого взаимодействия. Но, это – естественный процесс, это – сама диалектика на практике!

СН: Вы понимаете, что такие революционные идею придётся долго и упорно доказывать?

ВГ: Я к этому готов, как пионер! Каждое положение теории Континуума подтверждается явлениями и расчётами. Например, прежде чем делать выводы относительно гравитационной постоянной, я выполнил расчёт Луны, не пользуясь этой постоянной. Это не удавалось никому, даже Ньютону! Чтобы опровергнуть ядерную теорию Юкавы – Ферми, я физически корректно и математически точно рассчитал массу протона, что также удивительно. Я объяснил и рассчитал размеры и энергию электрона при его трансформации. Все результаты точно совпали с известными и опубликованными данными. Замечу, современной науке такие результаты пока недоступны! Что удивляет больше всего, благодаря пониманию природы мои расчеты будут понятны даже студентам.

СН: Да, это интересно! Но теория относительности была направлена, главным образом, на решение задач космологии…

ВГ: Совершенно верно! Моя теория тоже не ограничена микромиром. Тем же методом, каким я решил задачку с протоном, буквально на следующий день была решена классическая тестовая задача с поворотом орбиты Меркурия. Это принципиальнейший момент, потому что он касается главного подтверждения теории Эйнштейна. Однако решение Эйнштейна на поверку оказалось не совсем корректным. Релятивисты пытаются найти математическое объяснение, но все их попытки выглядят, мягко говоря, неуклюже. А сами решения сводятся к таким выводам, буквально: "В результате наших расчетов орбита Меркурия сама по себе начинает поворачиваться". Знакомый подход, не так ли? У меня с Меркурием всё оказалось намного проще. Сначала суть явления, затем – аналитическое решение, без каких-то априорностей и подгонки. И сразу получился закономерный результат, совпадающий с ответом секунда в секунду. Кстати, в теории относительности закономерности принято не выводить, а "открывать". Как консервы, примерно. Кто после всего этого может назвать меня лжеученым?

СН: А знаменитый исторический опыт лорда Эддингтона на острове Принцип, может быть его тоже "открывали"?

ВГ: Точно такая же ситуация! Мне удалось найти правильное решение, которое позволяет уточнить формулу Эйнштейна и, в какой-то степени, оправдывает выборочный подход лорда Эддингтона к результатам измерений. Главное, всё опять хорошо сошлось!

СН: Хорошо, с теорией относительности ситуация прояснилась. Но есть другие научные теории, которые тоже претендуют на видное место в науке. Например, теория светоносного эфира. Как Вы к ним относитесь?

ВГ: Я с ними давно знаком. Но должен огорчить "покорителей эфира". Они пошли по "ложному следу".

СН: Вы занимаете ту же позицию, что и Эйнштейн? Эфир, по Вашему, не существует?

ВГ: Нет, у меня просто другой подход и другие результаты. Начиная работать над теорией Континуума, мне пришлось определиться в этом важном вопросе. И я пришел в выводу, что в нашей реальности мировая Среда есть, а Эфира нет. И в альтернативных теориях, и в релятивистской физике было допущено неоправданное смешение понятий. Мне оставалось только "отделить мух от котлет"…

СН: Не улавливаю разницу!

ВГ: Разница огромная! Все привыкли отождествлять Эфир и мировую Среду. На самом деле Среда – это скрытая континуальная основа нашего Мира. А Эфир – это субстанциональная составляющая, которая в нашем Мире просто отсутствует. Нет никаких эфирных потоков! Но это не повод отбрасывать Эфир, как это сделали релятивисты. Эфир – это сущность иного Мира, другого Континуума. Он участвует в формировании реальной материи, всё это описывается в моей книге. Кстати, сама же ТО подтверждает мою версию.

СН: А Вы сами, со своей стороны, как подтверждаете своё принципиальное мнение?

ВГ: Все подтверждения приведены в книге. С одной стороны, все расчеты, как я уже говорил, дали хорошее совпадение с ответами. С другой стороны, теория Континуума формирует самодостаточную, непротиворечивую картину мироздания, что особенно важно. При этом Эфир выступал только в качестве скрытого аспекта мироздания. Напротив, в альтернативных теориях нет ни одного однозначного подтверждения, ни одной точной оценки, которые могли бы однозначным образом объяснить факты. И, наконец, в «теориях эфира» количество вопросов не уменьшаются, а множится. Как соблюсти законы сохранения, как доказать существование частиц эфира, как измерить его свойства? О чём тут можно спорить?

СН: Возможно, Вы и правы! Но в дискуссии об эфире решающую роль играли знаменитые эксперименты Майкельсона и Морли. Вы можете дать их интерпретацию в своей новой теории?

ВГ: В Вашем вопросе отражается вся пикантность ситуации. Больше 100 лет учёные спорят, пытаясь объяснить результаты тех экспериментов. Точнее – отсутствие самих результатов. На самом деле, результаты никто просто не заметил! Эксперименты Майкельсона были выполнены с высочайшим искусством. Они просто не могут быть безрезультатными! Я нашел их описание по книгам и сразу понял суть методической ошибки. Там смещение полос в интерферометре пытались связать с движением прибора относительно вектора скорости Земли относительно гипотетического эфира. А нужно было связывать эти измерения с положением прибора относительно Солнца. Я это сделал и тут же получил точное совпадение между расчетами и экспериментом! Поэтому на Ваш вопрос имею честь сообщить: Только я один могу дать правильную интерпретацию экспериментов Майкельсона и Морли. Для этого мне никакие чудеса и никакие выдумки не требуются.

СН: Получается, в Вашей книге речь идет о крупном научном открытии. Но Вы же не могли всё это сделать в одиночку! Наверное, Вам помог какой-то научный коллектив или хотя бы гранд Миннауки?

ВГ: Вы ошибаетесь! В том то и дело, что один и за свои. В свободное от работы время: на это были потрачены все выходные, отпуска, праздники… Зато это было абсолютно свободное творчество!

СН: Но что-то, наверное, заставляло Вас идти на такие жертвы?

ВГ: Именно – заставляло! Но я сам не понимаю, что за всем этим. Всё произошло совершенно неожиданно.

СН: Как это?! Обычно писатель долго вынашивает тему, сидит в библиотеке, накапливает материал, умные мысли. А в Вашем случае книга сама взяла и свалилась на Вашу голову?

ВГ: Да, примерно так и было. Но свалилась, конечно, не книга, а новое мировоззрение. Перед этим обвалом я успел выпустить небольшую книжку, называется она "Хорошо забытый эфир". В ней пришлось многое поправлять, но она-то и послужила катализатором. Всё случилась вскоре после выхода этой книжки. Мы с женой тогда собрались на отдых. Я был в отпуске, до вылета 2 дня, ну и решил немного позаниматься, пока есть время. Обдумывал одну интересную задачку… и неожиданно оказался где-то очень далеко. Весь Мир изменился за одно мгновенье. Такое впечатление, что прямо передо мной сложился невероятный пасьянс, после которого всё стало выглядеть совершенно в ином свете. Это был незабываемый момент! Я как бы вырвался "на оперативный простор". Еще не решил ни одной тестовой задачи, не сформулировал ни одного правила, не вывел ни одну формулу, но уверенность в способности решить любую задачу была 100%-ной. И, главное, всё потом подтвердилось на все 100!

СН: Вы, наверное, сильно обрадовались?

ВГ: Нет, что Вы! Я сильно испугался!

СН: Но почему? Вам так повезло!

ВГ: Я же говорил, мы собрались в отпуск, были на чемоданах. А я хорошо понимал, что лететь придётся через всю Украину, а там только что сбили Боинг. Невольно закрадывались всякие мысли. Вдруг со мной что-то случится и всё пропадет! Я чётко сознавал истинную цену такой потери! Ведь это – Дар Божий! Им нельзя рисковать! Я просто начал метаться …

СН: И Вы отменили поездку?

ВГ: Нет, я написал докладную в Роскосмос, как вышестоящую организацию, в надежде, что у меня хотя бы черновики и архив спасут, если что. Слава богу, мы благополучно вернулись, и я сразу приступил к работе.

СН: А Роскосмос как-то отреагировал на Ваше письмо?

ВГ: Да, бюрократы прислали какую-то отписку. Из неё можно было понять, что мои открытия никого не интересуют. Но это было уже не актуально.

СН: Давайте вернёмся к Вашей книге. Почему Вы просили на обложке нарисовать карты: тройка, семерка, дама пик? Да еще Эйнштейна с языком… Это что, намек или в этом есть какой-то смысл?

ВГ: Это – дань памяти великому русскому писателю и лучшая иллюстрация всей моей необычной истории. Вообще-то меня с Пушкиным связывают какие-то неведомые узы с самого детства.

СН: А как Вы о них узнали?

ВГ: Я родился в маленьком подмосковном городке, увидел свет в старом деревянном доме на улице Пушкина, дом 12. Моя первая книжка – это старый потрепанный сборник Пушкина. Маршруты путешествий обязательно проходят через Пушкиногорье. Любимое место в Питере – у памятника Опекушина и т.д. Но больше всего меня поразило участие поэта в моей книге. Да, не удивляйтесь! Эту историю я увековечил в своей книге отдельным приложением. Но хочу сохранить интригу.

СН: Значит, Вы всё же работали над своей книгой не один?

ВГ: Да, но это была весьма странная компания: Поэт, кот Учёный, Дух сэра Ньютона, дракон Уроборос и т.д. Я там был вынужден иногда спорить сам с собой!

СН: А Вы сами не пробовали писать стихи?

ВГ: Было дело! Но поэзия была для меня не призванием, а определённым выходом накопившихся предощущений, но публиковать стихи я не собирался, и они валялись несколько лет "на полке". Но всё получилось совсем не так, как было задумано. Мои первые робкие опыты случайно попали в сборник "Поэты России". Может быть это тоже "знак судьбы"?

СН: А Вы обращались к кому-то за помощью? Например, в РАН?

ВГ: К кому я только не обращался! В Академию наук, в Общественную палату, в разные издательства, в общество "Знание"... Если и приходил ответ, то трудно было даже понять: это человек писал или робот. Просто какое-то тупое всеобщее равнодушие. Президент Академии наук мои предложения тоже проигнорировал.

В этом плане издательство "Белые альвы", с которым я сейчас работаю, оказалось приятным исключением и подарком судьбы.

СН: Хорошо! А в Вашей истории не было своего лорда Эддингтона? Ну, того, кто искал подтверждение Вашей теории, стоял за Вас горой…

ВГ: Я сам себе был и лордом, и Эддингтоном! Конечно, я не удержался от домашнего "эксперимента века". Это интересный момент! По теории должен был получиться один "тонкий" физический эффект. Следуя своему подходу, я выполнил честный расчет, собрал конструкцию, всё настроил. Эксперимент получился простой, но очень наглядный. Я регистрировал в нём корреляцию двух связанных между собой гироскопов. И, представьте, наблюдения точно совпали с расчётами! Это был неизвестный, но заранее предсказанный эффект! Впоследствии я нашел аналогичный эффект в других книгах. Но до меня никто не мог его объяснить.

Пользуясь случаем, должен поблагодарить близких за дружную семейную поддержку, друзей и знакомых с нашей фирмы, из Питера, Черноголовки, Канады. Я от них не скрывал свои поиски и достижения. Всем спасибо! Все очень ждут эту книгу. Но я до последнего хранил интригу и никого не напрягал.

СН: А Вы не пытались заранее опубликовать свои идеи в каком-нибудь научном журнале?

ВГ: Конечно пытался! Но быстро понял, что ничего хорошего из этой затеи не получится. Одни редакции отказывали молча, в других ставили такие условия, что нужно было всё отдать неизвестно кому, а результат будет один – "Да кому ты нужен?". Ведь для РАН я "чужак". Мои материалы просто исчезали в неизвестности, их кто-то обсуждал на каких-то семинарах, намекали, что соавторов у меня что-то маловато и т.д. Такова порочная система, не я её создал и не мне с ней бороться. У меня другие цели.

СН: Предположим, Вы добьётесь своего. Ваша теория найдёт признание и начнётся следующий этап – внедрение. Какую пользу от своей теории Вы ожидаете?

ВГ: Если говорить о практической пользе, то, наверное, нужно думать о решении проблем энергетики. Сейчас уже ясно, что человечество ожидают весьма серьёзные испытания. А решение любых крупных проблем всегда зависит от возможностей энергетики. Кроме того, при исследовании Космоса и микромира понимание Континуума совершенно необходимо. Сейчас я сосредоточился на единой природе материи и духовного мира. Это тоже чрезвычайно актуально и весьма интересно. В мире накопилось слишком много суеверий и заблуждений, а наука от них отворачивается. Гораздо проще ярлыки развешивать…

СН: Вы уже решили, на что потратите нобелевскую премию?

ВГ: Ой, я Вас умоляю! Вы же сами знаете, что творится вокруг России…

Кто же даст мне премию, если я не диссидент, а патриот, поддерживаю Президента России, не признаю однополые браки и, вдобавок, православный интернационалист… У меня в книге материал на 10 нобелевок (это не шутка!), но это не играет никакой роли в нынешней ситуации. Ничего личного – кругом одна политика!

СН: Давайте на личном вопросе задержимся поподробнее. Расскажите нам о себе. Где Вы работаете, чем занимаетесь?

ВГ: Я кандидат наук, до последнего времени работал начальником отдела в солидной приборостроительной фирме. Занимался лазерными и оптико-электронными системами, которые находят применение в авиации и космических исследованиях. Пошёл на пенсию специально, чтобы довести свои исследования до конца и обнародовать результаты.

СН: А что Вы можете сказать о своей семье, кто Ваши родители?

ВГ: Семья у нас простая. Не очень большая, но и не маленькая. Не богатая, но и не бедная. Всё в меру. По материнской линии мои предки были из богородских мастеровых: ткачи, плотники, портные. Моя матушка закончила школу с медалью, училась на мехмате МГУ, но ей выпала судьба офицерской жены. А отец был офицером запаса, ветеран ВОВ, родом из поморского села Малые Корелы, что под Архангельском. Мне было что наследовать, если не в материальном, то в идейном плане точно.

СН: Постойте, а Корелы это далеко от Холмогор?

ВГ: Интересный вопрос! Холмогоры и Корелы расположены рядом, на берегу Северной Двины. Поэтому не удивительно, что Корельские и Ломоносовы были в родстве. Но точных данных очень мало. Мачеху Ломоносова звали Ирина Корельская, а про его мать вообще ничего не известно. В любом случае М.В. у нас почитаем, я его всегда навещаю в Лавре, когда бываю в Питере. Это традиция. Больше мне добавить нечего.

СН: Мы с Вами решили, что нобелевская премия "не светит". Но какое-то место в истории Вам наверняка уготовано? Не зря же Вы так старались! Как Вы это место себе представляете в своём нынешнем положении?

ВГ: У России всегда есть чем гордится, но есть и "слабые места". Когда-то Н.В. Гоголь сказал пророческие слова: "Обязательно наступит такое время, когда в Россию будут ездить не за пенькой и салом, а за идеями, за наукой". Я буду считать свою историческую миссию выполненной, если помогу сбыться этому пророчеству. Но пока вектор прогресса смотрит не в нашу сторону. Вспомните, как наш Президент "споткнулся", когда нужно было назвать на публику великих российских учёных, которых ещё помнят в Европах. Хорошо, он Менделеева вспомнил! Ломоносова тоже иногда вспоминают, но не везде. А дальше что?

СН: Согласна, наших великих соотечественников в истории науки упоминается до обидного мало. Вы сами планируете продолжать свой поиск или будете ждать следующего "обвала"?

ВГ: На данный момент я могу определённо сказать, что мне посчастливилось узнать всё, о чём может мечтать образованный человек и естествоиспытатель. Но это меня, в определённой степени, беспокоит.

СН: Как же так, почему?!

ВГ: Я боюсь, что придётся узнать ещё то, о чём нельзя даже мечтать! Это шутка, но в каждой шутке есть доля истины. Я не могу разглядеть границ или пределов применимости своей теории. Она касается абсолютно всего. Я даже рассчитал энергию Челябинского метеорита, стал разбираться во многих стихиях и хроноаномалиях, природе тяготения и т.д. Всё это действительно настораживает. Поэтому я продолжу работу, но с большой осторожностью.

СН: Остается только пожелать Вам успеха!

ВГ: В моём случае об успехе можно говорить, если моя книга даст новый импульс, поможет молодым талантам соблюсти лучшие традиции российской науки, которые берут начало с времен Ломоносова. Чтобы они не смотрели на Запад с подобострастием. А государство начало реально помогать нашей науке, а не дельцам и бюрократам, которые на этом только богатеют. Пора нарушить дурную традицию, когда достижения российских учёных доходят до нашего отечества через Запад или даже используются России во вред.

СН: Вашими устами…

ВГ: Посмотрим, что из этого получится. Спасибо Вам и всем, кто нас услышал.

Назад
Корзина покупокКорзина
Корзина пуста
 
Валюта
Отзывы
Лисовский Ю.А., Самарин А.Н., Фионова Л.К., Шабалин А.П. Россия: политическое переформатирование
Thanks for starting the ball rollnig with this insight. ..
4 из 5 звёзд!
Заработай с нами
Информация
Войти
Лучшие товары
1
Архивариус. Война миров. Том 1
2
Ганс Ф.К. Гюнтер Расовые типы Европы.
3
Архивариус. Война миров. Том II.
4
Мавро Орбини. Книга историография початия имене славы и разширения народа славянского и их царей и владетелей под многими именами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями.
5
Тарунин А.В. Сакральный символ. История свастики.
6
Русская евгеника. Сборник оригинальных работ русских учёных (хрестоматия) под общей ред. В.Б. Авдеева
7
Егор Классен. Новые материалы для древнейшей история славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова. Выпуски 1-3.1854-1861. Изд. 4-е.
8
Авдеев В.Б. Философия вождизма. Хрестоматия по вождеведению.
9
Тюняев А. А. Сказки из библиотеки Ивана Грозного.
10
Глазырин Ю., Волков В. Пробуждение. Книга 1. Серия "Хранитель".