Интернет-магазин
Корзина покупок Ваши покупки:
(нет покупок)
регистрация
забыли пароль?
Разделы
Аудиокниги (2)
Видео (DVD) (6)
Журналы
Книги (461)
Книги на CD и DVD
Развивающие и обучающие игры
Электронные книги (1)
Полный список товаров
Производители
Новые поступления
Татьяна Вахнюк. Тайна Третьей Сферы.
Татьяна Вахнюк. Тайна Третьей Сферы.
350 руб.
 
Новинки
Рекомендуем
Новости
Отзывы
Скидки
Статьи
Контакты
Свяжитесь с нами
АКАДЕМИЯ БЕЗ НАУК
       Считается, что проблемы российской науки сегодня связаны исключительно с недостаточным финансированием. Конечно, финансовая поддержка науки правительством абсолютно недостаточна. Она сводится только к небольшому увеличению зарплаты учёных, оставшихся после массовых сокращений, к покупке компьютерного оборудования для таких служб как канцелярия, бухгалтерия, плановый  отдел, отдел кадров и т.п.. Власти неизменно сохраняет ситуацию неконкурентоспособности и непривлекательности научного труда по сравнению с другими видами деятельности. Сегодня после всех повышений  ставок доктор наук в Российской Академии наук (РАН) получает как  кассирша супермаркета. Сегодня, по словам президента РАН академика Ю.Осипова, Россия тратит на науку в 40 раз меньше чем Китай. Однако, бедность – не единственная беда науки. Главная проблема состоит в том, что академическая администрация сосредоточила всю свою деятельность исключительно на собственных нуждах, увлёкшись коммерческой деятельностью, ставшей столь модной в период «демократических реформ».       В период «реформ» из-за резкого снижения численности сотрудников и уменьшения финансирования наука стала «выживать», сдавая в аренду опустевшие помещения. Так, РАН сдаёт различным службам и компаниям 640 000 квадратных метров площадей своих зданий. «Академия распоряжается зданиями общей площадью 15 млн кв.м. К этому стоит прибавить земельные участки 330 544 га (три территории Москвы) и морскую акваторию в 63 000 га». По документам за один метр сданной в аренду площади все подразделения РАН получают в среднем 65 долларов в год. Московские метры уходят по 107 долларов в год. Фантастически дёшево. По данным Vesko Consulting, средние ставки аренды в московских офисах класса С (то есть самой низкой категории) в августе 2006 года составляли 468 долларов… Министерство образования и науки утверждает, что доходы НИИ и других организаций РАН от сдачи недвижимости внаём должны быть в 5-6 раз выше нынешних показателей (40 млн долларов за 2005 год)…» - так пишет А.Кондратьев в статье  «Операция на мозге» с подзаголовком: «Российскую науку губит то, что спасло её в 1990-е годы, самостоятельность и недвижимость» - журнал «Forbes» - октябрь 2006-го года).  
       Вопрос - куда уходит разница между заявленной и реальной стоимостью аренды остаётся без ответа. Коммерческая деятельность науки протекает под покровом полной тайны. Академик А.Некипелов считает, что: «В системе РАН наряду с фундаментальными исследованиями есть подразделения, которые полностью работают на рынок. Например, завод экспериментального приборостроения в Черноголовке…Институт ядерной физики Сибирского отделения РАН зарабатывает до 25 млн. долларов в год… ».
       «Частные договорённости – ключевое понятие для бизнеса РАН. Только в Новосибирском Академгородке, по словам местных учёных, несколько десятков групп специалистов неофициально ведут работы по заказу коммерческих предприятий… Зарабатывают такие группы от 20 до 100 тыс. долларов в год. Эти суммы проходят мимо статистики» (А.Кондратьев, журнал «Forbes», октябрь 2006-го года).
       Вице-президент РАН, директор Физического института им. П.Н.Лебедева (ФИАН), академик Г.Месяц сетовал: «Нас упрекают в неэффективном использовании имущества и земли. Но вот пример. Мы у себя в ФИАНе ликвидировали столовую. Она не нужна институту, рядом есть много других. Освободившиеся 3 тыс. м2 сдаём в аренду, получаем ежегодно 20 млн. рублей. На эти деньги содержим наше коммунальное хозяйство. Это что, неэффективно? Других-то денег нет» (газета  Аргументы и факты» № 12, 2007).  Институт не только продешевил, сдавая в аренду помещение столовой по цене 255 долларов за один квадратный метр, но и ликвидацией столовой нанёс своим сотрудникам  материальный урон, так как обед на стороне стоит как минимум вдвое дороже.
      Ещё дальше пошёл директор Института Химической Физики РАН академик С.Алдошин: он закрыл уже не столовую, а библиотеку  Ногинского научного центра в Черноголовке. «А зачем  научному центру библиотека?» - заявил академик, - «теперь никто книг и журналов не читает!» Считая библиотеку лишним заведением в научном институте академик, видимо, опирался на свой жизненный опыт. Научные сотрудники, которые привыкли измерять свой труд числом написанных книг и статей, привыкли работать на пополнение библиотек, составили протест, собрали подписи. Соглашаясь с тем, что весь зал и часть хранилища директор отрежет для личных нужд, они просили  сохранить хотя бы кусочек библиотеки. Но даже это смиренное прошение С.Алдошин отверг, и сегодня слабые женщины-библиотекари перетаскивают груды книг, чтобы освободить помещения для нужд директора. История знает примеры, когда уничтожались библиотеки  с целью скрыть от народа ключевую историческую информацию. Сегодня в ряды  варваров, истребляющих книги, влился академик РАН.
       Академические чиновники не пренебрегает и дополнительными доходами. Приведём один пример. В последние годы были возобновлены неакадемические премии, существовавшие в дореволюционной России, но практика их присуждения сложилась весьма своеобразная: они присуждаются в основном академикам и по принципу: «кто что учреждает, тот то и получает».
       Так, десять лет назад по инициативе академика Г.Месяца в бытность его председателем Уральского отделения РАН, была возрождена Демидовская премия. Её суммарный размер составил 470 000 рублей.  Интересно, что за последние пять лет премию  получали только академики - в 2002-м году лауреатом стал вице-президент РАН академик Г.Месяц, получил премию и Нобелевский лауреат Ж.Алфёров. Создаётся впечатление, что премия, воссозданная для «вознаграждения достижений отечественной наук», на деле использована просто для обеспечения академиков РАН.  
    Такова же и премия «Глобальная энергия», учреждённая в 2002-м году по инициативе группы российских учёных во главе с академиком Ж.Алфёровым. Премиальный фонд соизмерим по масштабам с Нобелевской премией, ежегодно он составляет 750 тыс. долларов, а в 2006-м году он был 1,1 млн долларов США. Спонсорами премии стали РАО «ЕС России», «Газпром» и ЮКОС, один из основателей фонда М.Ходорковский. В Попечительский совет премии входят М.Горбачёв, С.Кириенко, А.Миллер, В.Христенко, А.Чубайс и академик Е.Велихов, который готов работать в такой компании.
    Премия вручается за научные достижения по направлениям: повышение эффективности использования энергии; новые возможности развития энергетики; альтернативные источники энергии; новые методы преобразования энергии; энергоснабжение и передача энергии. Премия учреждена как международная, а вот как выглядят русские лауреаты:
-  2003-й год - член Экспертного совета «Глобальной энергии», вице-президент РАН академик Г.Месяц;
-  2004-й год - будущий председатель Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия» академик Ф.Митенков и академик А.Шейндлин – почётный директор института, возглавляемого бывшим в то время председателем Экспертного совета «Глобальной энергии» академиком В.Фортовым;
-  2005-й год - тогда ещё председатель Международного комитета премии «Глобальная энергия» академик Ж. Алферов;
-  2006-й - член Попечительского совета «Глобальной энергии» академик Е.Велихов;
-  2007-й - академик В.Накоряков.
Интересно, что Е.Велихов награждён за разработку термоядерного реактора, строительство которого должно завершиться только через шесть лет, т.е. премия дана ему  в качестве аванса за работу, которая, может быть, и не будет выполнена.
       Ещё одна премия «Триумф» (50 тыс. долларов), учреждённая Б.Березовским, тоже присуждается в тесном сотрудничестве с РАН. Жюри научной секции премии было сформировано Президиумом РАН по просьбе Б.Березовского. Замечательно, что ныне живущий в эмиграции олигарх, имеющий проблемы с правоохранительными органами,  имеет возможность дать поручение Президиуму РАН, который это поручение добросовестно выполняет!     
       Председателем жюри является академик Ю.А.Рыжов, известный своими демократическими взглядами, в жюри вошли 20 учёных, среди которых академики Н.А.Анфимов, А.В.Гапонов-Грехов, Г.А.Месяц, Н.А.Платэ, Н.Н.Пономарёв-Степной, ректор МГУ В.А.Садовничий, А.С.Спирин, В.А.Тартаковский, Л.Д.Фаддеев, Е.А.Федосов,  В.А.Черешнев, А.О.Чубарьян, Н.П.Шмелёв.
        Среди лауреатов премии академик В.Гинзбург, вице-президент РАН академик Н.Платэ, медик А.Григорьев, геолог Н.Юшкин, физик-теоретик Ю.Коган, конструктор А.Шипунов. Все они готовы принимать «крохи с барского стола» из рук «олигарха с сомнительной репутацией», который  считается почти официальным врагом государства (С.Ямщиков, «Аргументы и факты», № 3, 2006, «От “совести” к “дерьму”?»).
      И среди членов жюри премий, и среди лауреатов как-то слишком часто повторяются одни и те же фамилии. Ради коммерции академики готовы на многое.    Ради коммерции они готовы даже нарушать Устав РАН:  впервые  человек, который провалился на выборах в действительные члены Академии наук, вопреки Уставу стал её вице-президентом. Это исключение было сделано для директора Научного Центра «Курчатовский институт» М.Ковальчука, который возглавляет научную программу по нанотехнологиям. На вновь созданную программу государство уже выделило 130 миллиардов рублей, в бюджете на 2008—2010 г.г. предусмотрено её финансирование на сумму более 180 млрд. рублей, что существенно превосходит расходы государства на всю оставшуюся ещё науку. Столь явственная склонность академиков к коммерции неудивительна – высокие академические звания зачастую получали не учёные, а менеджеры от науки, преуспевшие в выбивании финансирования и административных интригах. Поэтому вызывает большое сомнение, что при нынешней администрации РАН простое вливание средств  в науку разрешит все проблемы и коренным образом исправит.
       Сегодня до 40% бюджета РАН приносят коммерческие контракты. Академия всё больше превращается в коммерческое предприятие,  приносящее пользу только администрации институтов и РАН, которые предают интересы научных сотрудников, хотя теоретически задачей администрации является создание максимально комфортных условий  для работы учёных. В годы реформ образовалась огромная пропасть между научными сотрудниками и руководством, привыкшим, что все неприятности, происходящие в науке, это для их подчинённых, для них  же «реформы» - это хорошие деньги. Именно руководство академии должно было бы оказать решительное сопротивление разрушению науки, организовать протестное движение своих коллективов и возглавить его.  Но выступила ли академическая администрация с жёсткими заявлениями о том, что ничтожное финансирование и полная коммерциализация смертельны для науки? Что разрушение науки смертельно для государства? Такие заявления авторам неизвестны. Неизвестны и меры, принятые академиками, директорами институтов  по улучшению благосостояния своих сотрудников, по предотвращению варварских сокращений и эмиграции молодых, которая продолжается со скоростью около 10 тысяч в год. Сегодня страну покидает до 15% выпускников ВУЗов ежегодно.
      О своём научном сотруднике директор вспоминает только  затем, чтобы приказать ему активнее добывать грант или вынудить его написать заявление об уходе по собственному желанию, помогая директору выполнять спущенную министерством цифру сокращений, даже не напрягаясь ради неприятной процедуры принудительного увольнения заслуженных людей. От научных сотрудников директора по приказам А.Фурсенко активно избавляются, радуясь уходу каждого как личной победе, не понимая, что их лояльность по отношению к власти приведёт к окончательному  уничтожению институтов.
       Администрация РАН в неком ослеплении, граничащем с психическим расстройством, сама подрубает сук, на котором сидит. На что рассчитывают академические чиновники разрушая науку? На то, что они в состоянии  укрепить своё финансовое положение настолько, чтобы безбедно существовать и без Академии наук? Что к моменту закрытия институтов ввиду полного опустошения, их выросшее личное благосостояние скрасит боль расставания с кормившей их наукой?
      Очевидно, что в отношении науки власти преследуют всё яснее обозначающуюся цель – её полное уничтожение. Действительно, зачем нужна наука России, единственная роль которой – обеспечивать энергоносителями, выкачанными из недр, более развитые страны?  Поэтому сегодня каждый член научного сообщества должен сделать выбор: покорно следовать приказам власти, т.е. стать на сторону разрушителей, или отстаивать интересы науки. К сожалению слишком многие из академиков стали на сторону разрушителей. Вспомним, как яростно клеймили плановую советскую экономику академики Л.И.Абалкин, Д.С.Львов, А.Г.Аганбегян, как живописали они достоинства рынка. Что, эти люди были настолько профессионально несостоятельны, что не могли оценить катастрофичность тотальной бесконтрольной приватизации, или они действовали из соображений личной коммерческой целесообразности? И в том, и в другом случае их следовало бы лишить академических званий и соответствующих льгот и изгнать из Академии с позором. Однако этого не произошло. И сегодня руководство РАН однозначно следует разрушительному курсу, оставив научных сотрудников по другую сторону баррикад.
      Характерна в этом плане ситуация в Курчатовском Центре, возглавляемом  академиком Е.Велиховым. На Конференции трудового коллектива по случаю разработки Коллективного договора там  разразился настоящий бой. «Причина противостояния – изъятие до 60% средств, получаемых подразделениями Центра от хоздоговоров. Большая часть отнятого идёт на надбавки дирекции, которая, как заметил один делегат, «отвечает только за наступление зимы, весны, лета и осени». Многие сотрудники получают 2-3 тыс. рублей, а зарплата президента Центра академика Е. Велихова с двадцатикратной надбавкой достигает 340 000!» (статья «Бой в Курчатовском», в  листовке-плакате МГК КПРФ «Красный Первомай», май, 2007).
      В институте было покончено с академическим демократизмом, и в его уставе было записано, что «президент (центра) действует на принципе единоначалия», что дало возможность Е.П.Велихову назначить директором Курчатовского института М.Ковальчука, который выступает за создание «управляющих компаний, которые решают вопросы текущего содержания института», что означает его фактическую приватизацию.
       Самое опасное в сложившейся ситуации: чем больше становится в Академии коммерции, тем меньше места остаётся для  науки. Администрация РАН предаёт не только интересы своих сотрудников, но и саму науку. Тяжелейшая ситуация в стране требует срочно, в мобилизационном режиме  привлечь учёных для решения острейших, жизненно важных проблем:
- анализ идущих в стране процессов, выявление движущих сил разрушения и выработка способов их нейтрализации;
- быстрое возрождение промышленности и сельского хозяйства на основе новых ресурсо- и природосберегающих технологий;
- срочная ликвидация повреждений, нанесённых планете деятельностью человека, движимого только наживой и лишённого разума.
      Однако, ни на один из вызовов современности наука не отвечает,  она движется по инерции, копошась в пределах тем, запущенных десятилетия назад. В нынешнем состоянии – престарелые сотрудники, устаревшее оборудование, разрушенная инфраструктура – научные институты в принципе неспособны производить полноценный научный продукт. Но руководство науки публично лжёт, понуждая учёных писать статьи – какие и о чём – неважно, лишь бы поддерживалась иллюзия функционирования науки. Для руководства  институты  – весьма доходное предприятие.  Но возникает вопрос: а нужны ли  академики-администраторы, которые  не понимают ситуации в науке?
        «Естественно возникает вопрос, нужна ли россиянам РАН, если академики лишь покорно «плывут» в фарватере министерств, ведомств…», – задаёт вопрос бывший государственный инспектор по ядерной безопасности СССР/РФ Е.Я.Симонов, обсуждая крайне неудовлетворительное состояние экологической безопасности в ядерной энергетике России. Безусловно, научной общественности стоит обсудить вопрос о целесообразности существования института академиков в современном виде. Может быть, пришла пора принять предложение Д.И.Менделеева: «По моей мысли, академики жалованье не получают, участвуют все одинаково <в решении> по делам, касающимся научных интересов…» Великий русский учёный считал, что академики, выполняющие задания в интересах государства, должны получать вознаграждения  «по мере тех средств, которые будут иметься в распоряжении Академии. Тогда придётся так, что за работу будет уплачено, как это делается в жизни, и что должно считать правильным, Академия не будет своего рода синекурой и пенсией за службу науке, она будет центральным учёным учреждением…»
      Однако, вряд ли научное сообщество сегодня в состоянии не только решать, но даже обсуждать столь кардинальные вопросы собственной реорганизации. Проблема в том, что в системе РАН  перемен не хочет никто. «Российская наука на грани вымирания, как ни горестно это констатировать… Выбывающих академиков просто некем заменить. Варианты реформы обсуждаются уже полтора десятка лет…, ни одна социальная группа в РАН не заинтересована в переменах. Верхушка РАН, академики и члены-корреспонденты, просто не хотят никому отдавать власть и боятся перемен. Директора институтов не готовы делиться с кем-либо доходами от аренды и использования аппаратуры… Рядовой научный персонал дорожит возможностью ничего не делать, сохраняя рабочее место» (А.Кондратьев, журнал «Forbes», октябрь 2006-го года).
      Сегодня наука России подошла к конечному рубежу – недалёк тот день, когда у неё отберут последнее, что осталось – дорогие фундаментальные здания, расположенные в лучших районах городов. Сценарий этого события мы уже видели на примере Дома скульптора: придут крепкие ребята с дубинками и вышвырнут учёных на улицу. Академических чиновников, между прочим, вышвырнут тоже. И  в отношении их это будет справедливым актом возмездия, ибо именно они довели науку до состояния, в котором она никому не нужна. Министр науки и образования А.Фурсенко уже торопится отвергнуть традиции академического самоуправления, в частности, он предложил не избирать президента РАН, а назначать его правительством, что и зафиксировано в новом принятом РАН уставе.  «Когда мы говорим, что этот лидер должен от имени государства управлять собственностью, наверное, было правильно, если бы собственник его каким-то образом уполномочил», - считает А.Фурсенко. Министр видит в Академии наук не научные коллективы, занятые решением фундаментальных проблем, а большую и дорогую собственность, от которой он стремится эти коллективы избавить.
      Разрушение науки ставит под вопрос не только перспективы развития России, но и сам факт её существования.  Однако,  найдётся ли в стране политическая сила, способная осознать это и остановить распад науки? Этот вопрос остаётся открытым.     
         
В.И.Бояринцев, доктор физико-математических наук,
профессор Московского Государственного Университета Приборостроения и Информатики,
Л.К.Фионова, доктор физико-математических наук,
ведущий научный сотрудник Институт Проблем Технологии Микроэлектроники РАН  
 
Вернуться в магазин
Корзина покупокКорзина
Корзина пуста
 
Валюта
Отзывы
Глазырин Ю., Волков В. Пробуждение. Книга 1. Серия "Хранитель".
Читая книгу "Хранитель-
" начинаешь задумываться об уровне сво ..

5 из 5 звёзд!
Заработай с нами
Информация
Войти
Лучшие товары
1
Архивариус. Война миров. Том 1
2
Ганс Ф.К. Гюнтер Расовые типы Европы.
3
Архивариус. Война миров. Том II.
4
Мавро Орбини. Книга историография початия имене славы и разширения народа славянского и их царей и владетелей под многими именами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями.
5
Русская евгеника. Сборник оригинальных работ русских учёных (хрестоматия) под общей ред. В.Б. Авдеева
6
Авдеев В.Б. Философия вождизма. Хрестоматия по вождеведению.
7
Авдеев В.Б. История английской расологии. Критическое исследование.
8
Глазырин Ю., Волков В. Пробуждение. Книга 1. Серия "Хранитель".
9
Андрей Тюняев. Власть во власти Власти.
10
Дегтярёв В.Н. Сказкины тайны только для взрослых. Раскрытие смысла русских сказок